Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:17 

Перси Джексон

Загружу по полной
Название: На краю
Автор: Kirii
Переводчик: Storier
Разрешение на перевод: получено
Ссылка на оригинал: On the Fringe. Chapter 4
Фэндом: Перси Джексон и Олимпиццы
Жанр: романс
Пейринг: окончательный – Лука/Перси, прошлый – Перси/Аннабет. Так же несколько ОС пейрингов, но они второстепенны
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Предупреждение: АУ, слэш, куча ОС, но в основном второстепенных персонажей, появляется фэм-слэш. Еще раз повторяю, если не нравится, нажмите этот чертов крестик.
Отказ: Я не владею никакими узнаваемыви характерами, ни каким образом, ни в какой форме и никак. Рик Риордан - плохой, плохой человек, потому что создал персонажей, которых я хочу, но не могу иметь.
Размещение: с согласия автора
Статус: в процессе перевода
Содержание: Год спустя после битвы с Кроносом Перси возвращается в Лагерь полукровок. Лагерь разростается, а жизнь стала худо-бедно нормальной. Лука выздоравливает, но сможет ли Перси простить его за то, что он натворил?
От автора: Все мои знания о младших богах из Википедии, так что если где есть ошибки, то я виню ее, а не свою лень.

Глава первая
Глава вторая
Глава третья

Глава четвертая


Июнь подходил к концу, и Перси провел лучшую часть последней недели с Лукой. Так как в домике Посейдона обитали только Перси и Алима, их часто объединяли на занятия и мероприятия с другими домиками. Иногда к ним присоединялся Нико, так как он был вообще сам по себе. И довольно часто эти двое (или трое) присоединялись к домику Гермеса в мероприятиях.

С появлением такого количества новых обитателей лагеря и домиков, Хирон пополнил список мероприятий. Дети Деметры вместе с детьми Антеи, богини цветов, работали в теплице. Ходили слухи, что растения из теплицы продавались флористам в ближайших городах, чтобы пополнить доход, который приносила продажа клубники, выращенной сатирами и детьми Диониса. Теперь были не только обычные занятия по метанию копья, которые проводил домик Ареса, но и дополнительные занятия по сражению на посохах, которые вели дети Эниалиса, младшего бога войны. Домик Гекаты время от времени проводил занятия по заклинаниям, которыми все могли пользоваться для защиты и мелкого целительства.

Лагерь снова погрузился в тренировки, не тревожась о возможном нападении. Обитатели лагеря получали удовольствие, учась пользоваться своими способностями, физическими и иными. За обедами снова было весело, приношения богам совершались с искренними благодарностями, а на вечерних кострах пели песни, пламя горело сильно, жарко, переливаясь разными цветами. Легко было вообразить, каким лагерь был пять лет назад, когда Перси появился здесь впервые.

Как-то жарким днем, когда солнце обрушилось на лагерь, Лука, наконец, уговорил Перси принять его вызов. В тот день домики Гермеса и Посейдона объединились для занятий по мечному бою на арене. Предполагалось, что Лука и Перси покажут своим товарищам несколько ключевых движений, прежде чем начнут спарринги. Лука был вооружен мечом, который выковали для него дети Гефеста, почти идеально сбалансированный по руке молодого человека. Перси, конечно же, выбрал Прилив. Он прошел слишком многое с этим мечом, чтобы вообще браться за другой клинок.

Занятия начались с объяснений Лукой разных движений. Конечно же, один из младших обитателей лагеря затребовал показательное сражение между ними. И не имея причин отказываться, Перси оказался перед Лукой, человеком, который долго был его врагом, и с которым он постепенно пытался подружиться заново. Опасаясь драться с ним даже в тренировочном поединке, Перси готовился, сосредотачиваясь на Луке и поджидая первое движение старшего полукровки.

Он и раньше так делал. Лука бросился вперед, нападая, в то время, как Перси уходил в защиту. Боевые инстинкты, отточенные за эти годы, взяли верх, и он с легкостью отражал атаки Луки. По тому, как Лука смотрел на него, Перси мог судить о том, что на блондина произвело впечатление то, насколько он стал лучше.

Кучка обитателей лагеря наблюдала, болея за них, парни слегка раздраженно, как и все мужчины во время любых спортивных соревнований, а девушки засматривались то на Луку, то на Перси, то на обоих сразу. Даже те, кто опасались Луки, зная о его связи с Кроносом, болели, забывая, хотя бы на время, недоверие к своему сводному брату. Алима, конечно же, болела за своего брата.

Перси не обращал никакого внимания на зрителей. Он сосредоточился только на Луке. Старший полукровка всегда лучше владел мечом, так что Перси не мог позволить себе отвлечься. Он парировал атаки Луки, блокируя их мечом и щитом. Металлический звон клинков эхом прокатывался по арене, взмывая над криками болельщиков.

В середине боя Перси заметил что-то иное в движениях Луки. Это было нелегко заметить, и он сомневался, что кто-то кроме него это понял. Изменение было очень тонким, но Перси чувствовал, что Лука не вкладывает в поединок обычной силы или желания победить. Будто бы старший полукровка был озадачен чем-то. Свирепость, которая была обычно во взгляде Луки, когда он сражался, уступила место смущенному взгляду.

Перси колебался, застигнутый врасплох этой переменой. И это оказалось ошибкой сына Посейдона: Лука подался вперед, быстро разоружив Перси, и опрокинул его на землю. Перси обнаружил, что прижат к земле Лукой, меч застыл у горла, а лицо старшего полукровки в считанных дюймах от его собственного.

Сильный румянец расползся по лицу Перси, когда он понял, насколько близко находится Лука. Он чувствовал руку Луки, прижатую к его груди, и от этого места распространялось тепло. Эти синие и золотые глаза были единственным, что видел Перси, и он не мог оторваться от них. Воспоминания об этих глазах полностью золотых, взиравших на него в прошлых битвах, нахлынули на Перси, и он почти позволил воспоминаниям взять верх и перенести его в прошлое лето, когда от него потребовалось все, что у него было, чтобы сражаться с Кроносом в теле Луки.

- Перси, - сказал Лука так тихо, что только Перси мог расслышать его голос. Знакомая усмешка появилась на губах Луки, и только Перси мог ее видеть. – Не позволяй своему противнику сбивать тебя с толку.

Если это было возможно, Перси был уверен, что покраснел еще больше. Он протянул руки к груди Луки и оттолкнул его. Лука, все еще ухмыляясь, подвинулся, чтобы встать, отодвинув меч горла Перси. Он повернулся к собравшимся обитателям лагеря объяснить движение, которым разоружил Перси, ведя себя так, будто ничего не произошло.

Поднявшись, Перси понял: этот взгляд в глазах Луки не был трюком, чтобы смутить его; это была настоящая озадаченность. Этот поединок растревожил что-то, и Перси был в этом уверен. Но что именно, он не знал. У него были подозрения, и он не знал, что теперь с этим делать.

Решив, не обращать на это внимания, Перси подошел помочь инструктировать обитателей лагеря. Лука уже распределил группу на две, чтобы они оба могли работать с меньшими группами. Группа Перси горела желанием потренироваться, а потому он позволил им разбиться на пары и начинать. Большинство из них посещали тренировки по бою на мечах и раньше, так что у они отрабатывали более сложную технику, однако было и несколько новичков. В первую очередь Перси поработал с ними, разрешив им тренироваться в их собственном ритме остаток времени.

На протяжении этого часа, Перси все время посматривал в сторону Луки. Сын Гермеса был постоянно занят, помогая своим сводным братьям и сестрам и выкрикивая советы, поверх звона мечей и щитов. И все это время он вел себя так, будто ничего странного не случилось. Перси, однако, не мог не думать о том взгляде, что видела в глазах Луки.

- Перси? – позвала Алима вскоре после конца урока. – По расписанию мы должны идти на пляж с Нереидами, и мы опоздаем, если ты не поторопишься.

Перси смущенно посмотрел на нее, растворяясь в собственных мыслях. Какое то время спустя он вспомнил, да, они должны провести час на пляже согласно расписанию.

- А, иди без меня. Я догоню.

Алима слегка нахмурилась, но больше не возражала. Одна из дочерей Деметры, с которой она подружилась во время пребывания в лагере, поспешила увести ее на пляж, давая Перси шанс догнать Луку. Старший полукровка собирал оружие, небрежно отброшенное в сторону, едва закончился урок.

- Помочь? – спросил Перси.

Лука поднял на него взгляд, и, хотя и на мгновение, тот же озадаченный взгляд промелькнул в его глазах.

- А. Конечно, да.

Перси поднял парочку мечей, лежавших на земле.

- И как, ээ, как оно?

Лука пожал плечами.

- У меня были и худшие уроки. А у тебя?

- Все то же, все то же, - ответил Перси. С охапкой мечей в руках, он направился к складу, где хранились мечи и щиты, когда ими никто не пользовался. Когда он разложил все по местам, он повернулся, обнаружив прямо перед собой Луку.

- Эээ…

- Что ты скрываешь от меня? – спросил Лука, его сине-золотые глаза прищурились. – Неделю назад ты пришел и сказал, что жалеешь, что избегал меня, мы стали снова вести себя как друзья, а, прямо сейчас, во время тренировки…

Перси колебался.

- Что случилось во время поединка?

Лука повернулся спиной к Перси.

- Не знаю. Просто ощущение какое-то. То, как мы с тобой сражались… это показалось мне знакомым. Будто мы бились раньше, но не в дружеском поединке, как сегодня.

Перси держал рот на замке, хотя мысли носились в голове в поисках объяснения. Он хотел рассказать, хотел помочь Луке, но, поклявшись, не мог. Впервые с тех пор, как он дал клятву, он от всего сердца пожалел об этом. За прошедшую неделю, хотя времени прошло не так и много, он снова привык обращаться с Лукой как с другом. Он хотел помочь Луке; он подумал, что, наверное, и такого пустяка было бы достаточно, чтобы помочь, если бы воспоминания Луки не были стерты.

- Перси, - заговорил Лука, прерывая мысли Перси. – Я… причинял тебе боль?

Перси взглянул на Луку. Старший полукровка повернулся к нему лицом, и Перси мог видеть нечто вроде боли в глазах блондина. И это уже само по себе удивило Перси; даже еще до того, как Лука оказался предателем, он всегда казался Перси невосприимчивым к боли. И то, что он сейчас видел боль Луки, только еще немного открыло ему глаза.

Перси понимал, что Лука все еще ждал ответа, и осторожно подобрал слова.

- Не нарочно, - сказал он. Что, по его мнению, частично было правдой: когда Лукой овладел Кронос, сын Гермеса не мог контролировать собственный действия. Хотя опять же, разве Лука не нарочно сдался Кроносу, чтобы избавиться от Перси?

Лука изучающе смотрел на него, выискивая в младшем знак, что он врет. Если он и нашел какой, то ничего не сказал. Вместо этого он положил руки на пояс и вздохнул, тряхнув головой.

- Хотел бы я знать, что тогда это значит, - наконец, сказал он.

Перси приподнял бровь.

- Что ты имеешь в виду?

Лука помахал ему.

- Ничего, ничего. Поговорим позже, Перси. Тебе лучше поторопиться на пляж.

Перси поколебался, нахмурился, а потом медленно двинулся в сторону пляжа. Он хотел знать, о чем думал Лука, почему он снова вел себя угрюмо рядом с ним. Они говорили о снах (ну, о некоторых), они стали восстанавливать свою дружбу. Что же еще могло быть здесь?

- Значит, Аннабет, ты приедешь в лагерь четвертого? – спросил вечером Перси свою бывшую девушку.

Анабет кивнула, ее изображение переливалось в тумане послания Ириды.

- Я бы ни за что не пропустила ежегодный фейерверк! – сказала она. – Строительство идет так хорошо, что, думаю, я заслужила небольшой выходной. И, кроме того, я скучаю по лагерю.

- Не смотря на то, что на Олимпе ты тусуешься с музами, когда не занята? – спросил Перси, со слегка дразнящими нотками в голосе.

Аннабет нахмурилась.

- Не пойми меня неправильно, Рыбьи мозги. Олимп великолепен, но мой дом тут, внизу, с тобой и Гроувером, и Хироном.

Хотя она не произнесла этого вслух, Перси знал, что Аннабет и Луку включила в эту группу. Для Аннабет Лука всегда означал дом. И снова в его груди всколыхнулась ревность, которую Перси всегда чувствовал, когда Аннабет говорила о Луке или предполагалось, что она говорит о старшем полукровке. Однако сегодня ощущалось… по-другому. Да, конечно, он злился, что Лука постоянно занимает мысли Аннабет, но Перси злился не потому, что она думала о Луке, а не о нем.

Перси злился, что Аннабет вообще о нем думала.

- Перси? Ты меня слышишь?

Перси подавил свою злость. В первую очередь он не был уверен, почему вообще злился. Он знал, что Аннабет всегда будет любить Луку, но уже много времени прошло с тех пор, как она отказалась от него, выбрав Перси. Эта мысль снова разозлила Перси, но в этот раз он не смог подавить ее полностью.

- Да, я слышал, - солгал он. – Мне пора. Поговорим четвертого.

Аннабет приподняла бровь.

- Я сказала, что буду здесь завтра.

- Завтра. Да. Как скажешь.

Перси разогнал рукой туман, создаваемый фонтаном, чтобы разорвать связь послания Ириды. Перси был слишком зол на Аннабет, чтобы идти спать, да и до отбоя время еще было, и он вышел из домика. Перси решил зайти по пути в домик Гекаты поговорить с кем-нибудь из девочек, чтобы ему до отбоя приготовили какой-нибудь эликсир для успокоения. Хотя дочери Гекаты, как и положено шабаш тринадцати, были известны среди обитателей лагеря за заклинания, все так же знали, что их чары и снадобья помогут во всем, начиная от расстройства желудка и кончая шуткой над ничего неподозревающим соседом по домику.

Направляясь к домику Гекаты, Перси увидел близнецов Оры, Эмму и Эллу, как раз выходивших. Обе, как всегда, были одинаково одеты. За прошедшую пару недель Перси научился их различать; хотя девочки были почти точными копиями друг друга, Эмма была правшой, а Элла левшой, и они носили на щиколотках по браслету каждая на своей ведущей стороне. Эмма носила браслет из зеленых бусин на правой лодыжке, а Элла – браслет из фиолетовых на левой. Кроме характера, щиколотки были единственным, по чему их можно было друг от друга отличить.

- Привет, Перси! – окликнула Эмма, махая рукой и идя навстречу сыну Посейдона.

Перси помахал в ответ, но промолчал: он все еще был расстроен, но причин срывать свой гнев на одном из самых дружелюбных обитателей лагеря не было. Вместо этого, он заставил себя улыбнуться ей. Эмма улыбнулась в ответ, взяла сестру за руку, сцепившись мизинцами, пока они шли к своему домику.

- И что же привело сына Посейдона в домик Гекаты?

Перси поднял взгляд и увидел Тайен, прислонившуюся к дверному косяку домика. На девочке с Барбадоса были ее обычные шорты и футболка лагеря полукровок, но на ней не было украшений. Перси показалось это странным, он редко видел ее без кучи браслетов и ожерелий – она обычно снимала их только для еженедельной игры по захвату флага.

- Я хотел поговорить о паре зелий, - ответил Перси, подходя ближе.

- У тебя есть драхмы? – спросила Тайен.

Перси кивнул и достал из кармана горсть золотых монет, чтобы оказать ей. Тайен глянула по сторонам в поисках Хирона или Мистера Ди. Хотя оба директора лагеря знали, что домик Гекаты приторговывал изготовляемыми снадобьями, они ничего не могли поделать, если только не ловили девочек во время продажи. Как только она удостоверилась, что на горизонте все чисто, тут же жестом предложила Перси войти.

- Чего ты ищешь? – спросила она, ведя Перси в угол домика, где они хранили свои снадобья. – Исцеления, обогащения, проделки?

- Просто чего-нибудь успокоительного, - ответил ей Перси. – И может быть чего-то, что помогло бы со сном.

Тайен хмыкнула, проходя через секцию, выбрав пузырек с голубой жидкостью.

- Тоже проблемы со сном?

Перси вскинул брови.

- Тоже?

Темнокожая девочка пожала плечами.

- Лука заскакивал сегодня утром, прося помощи со сном. Сказал что-то про кошмары и необычные сны.

- У него кошмары? – удивленно спросил Перси. Он знал, что Луке снятся сны, но старший полукровка никогда не упоминал про кошмары. – Что за кошмары?

Тайен достала пузырек серебристой жидкости и глянула прямо на Перси.

- Думаю, ты знаешь, - сказала она. – О чем же еще ему могут сниться кошмары?

Перси сглотнул.

- Кронос.

Глаза Тайен потемнели, когда она протянула Перси два пузырька в обмен на четыре драхмы.

- Он не должен помнить о Повелителе Времени или о том, что случилось, но думаю, что навсегда тени прошлого останутся в его разуме. Потребуется нечто большее, несколько капель воды из Леты, чтобы стереть все.

Перси кивнул.

- Гроувер сказал почти то же самое. У них нет того же действия.

- Признаться, Перси, я немного беспокоюсь за него. Нужно что-то сделать с его воспоминаниями или, возможно, с клятвой. – Дочь Гекаты обернулась к нему. – Я думаю, что мы ошиблись, давая клятву, наверное, это было несколько недальновидно.

Перси уловил тревогу в голосе Тайен.

- Тайен… тебе нравится Лука?

Девушка удивилась и посмотрела на Перси как на сумасшедшего.

- Что? Мне нра… Нет! – она замотала головой, сильно вспыхнув. – Перси, я встречаюсь с Эммой и Эллой.

Теперь Перси уставился на нее.

- Т-ты встречаешься с Эммой и Эллой?

- А как думаешь, зачем они только что здесь были? – спросила Тайен, ее лицо все еще темнело румянцем. – О боги, Перси Джексон! – она снова замотала головой, будто пытаясь избавиться от мысли, что Лука может нравиться ей больше, чем просто случайный знакомый.

- Т-тогда почему ты беспокоишься о Луке? – Перси снова попытался вернуть разговор к сыну Гремеса.

Тайен ненадолго задумалась над ответом.

- Ты помнишь, что я была на стороне Титанов вместе с моей матерью в прошлогодней битве? Я знала Луку до того, как он отдал свое тело Повелителю Титанов.

Это удивило Перси. Он не думал, что Тайен могла знать Луку до битвы.

- Что ты можешь рассказать мне?

Старшая полукровка немного помолчала.

- Лука… - наконец, начала она. – Он никогда не хотел отдавать свое тело Повелителю Времени. Правитель Кронос годами пытал Луку. Отдать свое тело – было последним спасительным средством для Луки. Это был его самый большой страх.

- Я думал, что это я был самым большим страхом Луки, - сказал Перси, нахмурившись.

Тайен фыркнула.

- Лука никогда не боялся тебя. Он боялся за тебя.

Перси уставился на нее.

- Что ты имеешь в виду?

- Не я должна говорить об этом, Перси Джексон. Если ты хочешь ответа, тебе придется спросить Луку.

- Но я не могу спросить Луку, - сказал ей Перси. – Он не помнит!

- Лука многого не помнит, но это не то, что он мог бы забыть, - сказала ему Тайен. Она скрестила руки на груди. – Верь моим словам, Перси. Ты для него ключ и всегда им был.

Перси в замешательстве посмотрел на нее, но, по-видимому, дочь Гекаты закончила разговор о Луке. Она выставила его из домика, сказав, какой эликсир от чего, и обратив его внимание на то, что пить снадобья надо понемногу и в каком прядке их принимать. Едва он вышел из домика, она захлопнула за ним дверь, отрезав возможность вернуться.

Вернувшись в своей домик, Перси забрался в постель. Алимы все еще не было, она выжимала все, что можно до одиннадцати, пока не выключат свет и все не лягут спать. Перси взял пузырек с голубым снадобьем и открыл его. Он сделал небольшой глоток, как и говорила Тайен. Тут же он почувствовал себе спокойным, все дневные волнения таяли как туман, что иногда висел над лагерем по утрам. Он сделал то же самое с серебристым зельем, закрыл его и поставил оба снадобья на ночной столик прежде, чем свернуться калачиком под одеялом.

Едва сон начался, Перси уже знал, что он отличается от тех, что были раньше. Он не бродил по лагерю, он никуда не ходил. Он лежал в постели прямо как перед тем, как заснул. Сначала было даже сложно понять, что это сон, настолько он походил на явь. Единственным, по чему он мог сказать, что это сон, было сюрреалистическое ощущение, окружавшее его.

Его домик, обычно освещенный слабым мерцанием фонтана в углу, был тусклым и пустым, его сводной сестры не было здесь. Не было ни ее кровати, ни пустых коек, расставленных по домику. Был только Перси и его кровать. Не было и знака того, что кто-то вообще когда-нибудь использовал домик.

Бронзовые морские коньки, которые сделал и подвесил Тайсон, звякнули друг от друга, всколыхнувшись от легкого ветра, проникавшего из двери, которая осталась приоткрытой на пару дюймов. Лунный свет не попадал внутрь, только ветер. Холодок прошел по позвоночнику Перси, когда он сел и откинул одеяло.

Рука толкнула его обратно.

- Ты замечательный, Перси.

Перси узнал голос. Это был тот же голос, что в последнее преследовал его во сне. Он подался вперед, чтобы схватить руку, которая толкнула его обратно.

- Лу…

Его перебили губы, прижавшиеся крепко, но в то же время нежно. Перси замер, теплое ощущение наполнило его от поцелуя Луки. Он знал, что это был Лука, в этом не было сомнений, в отличие от других снов. Он хотел оттолкнуть старшего полукровку, но сдержался и, вместо этого, потянулся, чтобы привлечь Луку ближе. Перси не думал, он просто действовал.

Прежде, чем Перси понял, губы Луки отстранились от его, скользя ниже, вдоль подбородка младшего полукровки к шее. Перси откинул голову назад и в сторону, давая Луке больше доступа к мягкой чувствительной кожи. Глаза Перси закрылись, теплое чувство расползалось по телу от рук Луки, начавших блуждать по его телу. Это было так хорошо, так правильно, но одна-единственная мысль билась в сознании Перси, и даже в его подсознании.

- Почему? – спросил он.

- Догадайся, Перси Джексон, - был ответ.

Но голос, ответивший на его вопрос, не принадлежал Луке. Старший полукровка был слишком занят, покрывая горячими жаждущими поцелуями ключицы Перси. Кто бы ни произнес это, он был невидим для Перси, спрятавшись где-то в темноте сна.

- Это не то, что можно просто сказать, - продолжал загадочный голос. – Я дал тебе все, что мог. Теперь все зависит от тебя.

Перси хотел спросить еще, хотел узнать, кто говорил. Это был не Морфей, Перси уже встречался с богом сна и знал бы, если бы говорил он. Почему таинственная личность насылала на Перси эти сны? Были ли они отражением снов Луки и, опять же, почему?

- Ты знаешь ответ, Персей. Ты просто должен увидеть его.

Перси открыл было рот, чтобы спросить, что это значило, но Лука улучил момент, чтобы снова поцеловать Перси, дергая его штаны. Перси отбросил подсознательную мысль и отдался желаниям своего сна. Он обнял Луку и потянул его на себя.

- Ты выглядишь утомленным, - сказал Нико Перси на следующее утро.

Сын Аида присоединился к домам Посейдона и Гебы для занятий по стрельбе из лука, так как все три домика были небольшими: учитывая одного Нико из домика Аида, Перси и Алиму из домика Посейдона и только пятерых ребят из домика Гебы, объединить из всех вместе казалось хорошей идеей. Хирон просто позволял им тренироваться по-своему, так как большинство из них имели слабое представление о том, как обращаться с луком, хотя порой кентавр брал кого-нибудь из обитателей лагеря в помощь.

- Я с трех на ногах, - ответил Перси, не столько тренируясь с луком, сколько играя с ним. – Не мог уснуть.

- Я думал, что ты взял что-нибудь у дочерей Гекаты на этот случай, - ответил Нико.
Перси посмотрел на него, удивленно вскинув брови.

- Как ты…?

Нико пожал плечами.

- Я многое вижу. Мой домик рядом с твоим, и я видел, что ты ушел из домика Гекаты с парой зелий. Я решил, что ты взял что-то для сна, раз в последнее время ты такой замученный.

- Неужели это так заметно?

Нико снова пожал плечами, оттягивая тетиву, прицеливаясь и выпуская стрелу. Хотя сын Аида больше предпочитал меч, с луком он тоже обращался неплохо. Хотя до яблочка он и не дотягивал, но, по крайней мере, в мишень попасть мог, в отличие от Перси. Нико тихо выругался по-древнегречески и вставил новую стрелу.

- Могу сказать, что ты не спал, - начал он. – Для начала, твои глаза воспаленные и отекшие. Есть какая-то причина, по которой ты не можешь спать?

Перси открыл было рот, чтобы сказать Нико, что ему снились сны, но тут же его закрыл, сильно вспыхнув; в последнюю очередь он собирался говорить младшему полукровке про свои все более вызывающие и эротические сны. Это явно не нужно было сваливать на Нико, особенно в таком общественном месте, как стрельбище.

- Просто… сны, - наконец, сказал он. По крайней мере, в этом он мог признаться. – Ничего такого, с чем бы я не справился.

Нико нахмурил тонкие брови, смотря на старшего полубога.

- А мне рассказать не можешь?

Перси снова полностью покраснел.

- Я бы… предпочел этого не делать.

Сын Аида пожал плечами и повернулся к своей мишени, прицеливаясь и выпуская стрелу. Он попал в паре дюймов от самого центра.

- Сук…

- Какая жалость, не правда ли? – спросил мальчик по другую сторону от Нико

- Джулиан, - приветствовал Нико, мягким ровным голосом, как говорил со всеми, кроме Перси, Аннабет и Хирона.

Мальчик, Джулиан Эвенс, сын Гебы, был примерного того же возраста, что и Нико, с мягкими вьющимися каштановыми волосами и бледно-голубыми глазами. Вообще он был дружелюбен и обычно готов помочь независимо от того, принималась ли его помощь или нет. Джулиан сказал Нико приготовить другую стрелу и, когда мальчик нехотя повиновался, дал ему несколько указаний, помогая Нико, где необходимо.
- А вот теперь попробуй, - ухмыльнулся Джулиан.

Нико выстрелил. Стрела попала в яблочко, не точно по центру, но совершенно определенно внутри красного круга, нарисованного на мишени. Нико уставился на мишень, пару раз моргнув, прежде чем удовлетворенно кивнуть. Он поблагодарил Джулиана за помощь. Сын Гебы лишь ухмыльнулся и вернулся в собственному луку.

- Думаю, ты кое-кому нравишься, - стала дразниться Алима со своего места, по другую руку Перси. Она устроила небольшой перерыв и пила из бутылки воду, поставляемую лагерным складом.

Нико нахмурился, будто был совершенно не уверен, как отреагировать на заявление девочки с востока. В конце концов, он просто пожал плечами.

- Как скажешь.

Перси покачал головой.

- Думаю, он хочет быть твоим другом.

- Он хочет всем быть другом, - сказала Алима. Она передала бутылку воды Перси и Нико. – Становится жарко. Водичка вам не повредит.

Перси благодарно принял бутылку, открыл и сделал большой глоток. То, что он был сыном Посейдона и внутри него тоже была вода, не означало, что он не может чувствовать жажды. Когда он отнял бутылку ото рта, то чуть не уронил ее – Аннабет появилась прямо перед ним, в руках – кепка Янки, которую она только что сняла с головы.

- Сюрприз, Рыбьи Мозги, - приветствовала блондинка. Она обвила его руками и крепко обняла.

Перси, несмотря на то, что все еще злился на нее за прошлую ночь, не мог не радоваться встрече.

- Как дела, мудрая? – спросил он, обнимая ее в ответ.

Аннабет отстранилась, уперев руки в бедра.

- И чего ты прервал вчера связь? – спросила она, негодующе взглянув на Перси.

Перси сжался под ее взглядом. Он встречался с Аннабет довольно долго, чтобы знать, что она в гневе просто пугает. Дочь Афины или нет, но под горячую руку ей лучше не попадаться.

- Я устал, - солгал он.

- О, молнии Зевса, Перси ты злился на меня! Почему? – серые глаза Аннабет потемнели. – Я ведь даже ничего не сделала!

Перси заметил, что остальные ребята на стрельбище прервали стрельбу, чтобы взглянуть на Перси и Аннаберт, без сомнений, их внимание привлекло восклицание дочери Афины.

- Может, поговорим об этом позже? – предложил он. Честно говоря, он вообще не хотел с ней об этом разговаривать, но может ему удастся, по крайней мере, отвлечь Аннабет и рассеять ее гнев.

Пару мгновений Аннабет кипела молча.

- Хорошо, но не думай, что я забуду об этом! – она сложила руки на груди. – Пойду поговорю с Малкольмом, чтобы вернули мою койку. А с тобой, Перси, поговорим позже.

Сказав это, она развернулась на каблуках. Ее длинные светлые волосы взметнулись от движения и развивались за спиной, пока она летела на всех парах к павильону. Перси посмотрел ей вслед, тяжело вздохнул и ссутулился. Дети Гебы, которые наблюдали за ним и Аннабет, разочаровано переглянулись, лишившись развлечения, и вернулись к тренировке.

- Ну, - протянул Нико. – ты не слишком обрадовал ее.

- Определенно нет, - согласилась Алима.

Перси застонал.

- Она меня подвесит и выпотрошит, как рыбу.

И он даже не станет ее винить, когда сядет с ней рядом и объяснит ситуацию. Дело в том, что он даже не знал, как начать рассказывать своей не-то-что-бы-бывшей-девушке о том, что он абсолютно уверен, что влюбляется в кого-то другого. Особенно, как сказать ей о том, что он точно уверен, что влюбляется в того, кого она любила несколько лет, а он сам до недавнего времени страстно ненавидел.

Перси понял это только этим утром, после долгих часов в тишине, последовавших за его последним сном.

Признавал он это или нет, но голос в его сне был прав: ответ был прямо перед ним. Перси Джексон, герой Олимпа, влюблялся в того, кто несколько раз пытался его убить, пытался разрушить лагерь, его дом и его мир. В Луку Кастелана.


@темы: фанфикшен, слэш, Перси Джексон

URL
Комментарии
2011-05-05 в 17:08 

Думаю, говорить какой ты ништяковый переводчик уже не надо?! итак знаешь, что я по этому поводу думаю :kiss:
так, что осталось только одно пожелание! переводи дальше))) :pozit:

2013-09-03 в 23:41 

Надеюсь, вы скоро продолжите перевод. Мне очень нравится! Это как раз то, чего я хотела. Прошу вас, продолжайте переводить его. Хоть я и не зарегистрирована на этом сайте, я все равно буду наблюдать за обновлениями ^^
Надеятся глупо, ведь это было два года назад, но я все равно верю в вас. Спасибо вам большое за ваш труд :3

URL
   

Gripping Stories

главная