12:34 

Перси Джексон

Загружу по полной
Название: На краю
Автор: Kirii
Переводчик: Storier
Разрешение на перевод: получено
Ссылка на оригинал: On the Fringe. Chapter 1
Фэндом: Перси Джексон и Олимпиццы
Жанр: романс
Пейринг: окончательный – Лука/Перси, прошлый – Перси/Аннабет. Так же несколько ОС пейрингов, но они второстепенны
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Предупреждение: АУ, слэш, куча ОС, но в основном второстепенных персонажей.
Отказ: Все опознаваемые герои принадлежат Рику Риордану. Если бы он знал, что я вытворяю с его персонажами, уверена, он устроил бы мне кровопускание. Однако, близнецы – полностью мои персонажи.
Размещение: с согласия автора
Статус: в процессе перевода
Содержание: Год спустя после битвы с Кроносом Перси возвращается в Лагерь полукровок. Лагерь разростается, а жизнь стала худо-бедно нормальной. Лука выздоравливает, но сможет ли Перси простить его за то, что он натворил?
От автора: Фик полностью меняет судьбу Луки в «Последнем Олимпийце» и содержит всяческие спойлеры. И если вы все-таки посмотрели предупреждение, здесь будет слэш и фемслэш, так что если не нравится, идите в зад. Если вы это читаете, то получайте удовольствие.


Глава первая

Перси Джексон был готов вернуться в Лагерь полукровок. Последний год он провел в Джефферсон Хай, частной школе на Манхэттене, первой школе, где он вполне удачно проучился целый год. Его мать устроила вечеринку на Монтауке и пригласила его ближайших друзей Гроувера Ундервуда и Аннабет Чейз поехать с ними. Все четверо наслаждались синими глазированными кексами, синими тянучками Твиззлер и Маунтин Дью Волтаж, голубоватый оттенок которой идеально сочетался с традицией синей еды Перси и его матери, Салли.

Во время вечеринки неожиданно появился Тайсон, рванувший по пляжу навстречу сводному брату. Перси едва смог успокоить молодого циклопа прежде, чем тот успел задушить его в объятиях. Тайсон всегда был рад видеть брата, все время забывая, что он выше, больше и сильнее Перси. Обняв брата, отделавшегося всего-навсего парочкой хрустнувших ребер, Тайсон подарил Перси подарок от самого себя и их отца, Посейдона, - морскую раковину.

Раковина, объяснил Тайсон, поможет Перси связаться и с ним, и с Посейдоном. Это средство связи между богом моря и его детьми использовалось уже давно. Смертные тоже с давних пор пользовались раковиной, чтобы услышать далекий шум моря. Но для сыновей и дочерей Посейдона шепот моря был голосом самого Посейдона.

Перси держал раковину в руках, когда мать везла его и Гровера по дороге, ведущей к Лагерю полукровок. Аннабет, хотя она и была рада видеть друзей, после вечеринки пришлось вернуться на Олимп, где она постоянно наблюдала за реконструкцией древнего дома богов. Гровер и Перси сидели на заднем сидении Тойоты, принадлежавшей отчиму Перси, Полу Блофису. Оба оживленно болтали, пока Гроувер просвещал Перси о событиях в Лагере полукровок.

- Многое изменилось, сказал Гроувер другу. – Мы закончили строить новые домики, и нас назначили в них вожатыми.

- А что с домиком Гермеса? – спросил Перси.

Гроувер немного помолчал.

- Ну, вожатый теперь Локи. Мы решили, что Лука еще не готов вернуться к своим прежним обязанностям.

Перси кивнул. В последней битве против Кроноса Лука почти умер, схватившись за кинжал Аннабет, за проклятый клинок, чтобы изгнать владыку титанов из своего тела. Он был на волосок от гибели, и если бы не нектар и амброзия, оказавшиеся под рукой у армии полукровок, они бы наверняка потеряли Луку. Сейчас Перси испытывал смешанные чувства – за эти годы он стал презирать старшего полубога за все то зло, что он сотворил, – попытки уничтожить лагерь, попытки несколько раз убить самого Перси и нескончаемые угрозы тем, кого он любил.

Однако некоторое время спустя Перси понял, что, несмотря на все это, Лука был настоящим героем и заслужил шанс начать жизнь заново. Он чувствовал себя гораздо легче, хотя и несколько виноватым, когда Асклепий, врач богов, стер воспоминания Луки о нескольких последних годах. Лука вернулся обратно в Лагерь полукровок для выздоровления и тренировок. Весь лагерь поклялся на реке Стикс хранить в секрете все злые дела, что совершил сын Гермеса.

Но все равно именно из-за Луки Песри было тяжело возвращаться в Лагерь полукровок. И хотя он тоже принес клятву молчать о злодеяниях Луки, он не мог не настораживаться в обществе старшего полубога. После стольких лет вражды Перси мог испытывать к нему только такие чувства. Он все еще злился на Луку, все еще побаивался, что однажды Лука снова станет прежним и вновь попытается убить его, самостоятельно вспомнив, что Перси когда-то был его врагом.

- Эй, - сказал Гроувер, прервав мысли Перси.

Перси взглянул на друга.

- Что?

- Я знаю, что ты беспокоишься о Луке, - ответил Гроувер. – Я чувствую это.

Перси слабо улыбнулся. Эмоциональная связь между ним и Гроувером все еще была сильна и становилась только сильнее. Сатир всегда понимал чувства Перси.

- Прости, - извинился Перси.

- Тебе не нужно беспокоиться о Луке, - сказал ему Гроувер. – Они не помнит ничего о том, что свершил Кронос или он сам. Асклепий уж постарался на славу. Пока кто-то не нарушить клятву, а я уверен, что никто об этом и не подумает, Лука никогда ничего не вспомнит.

- Да, я знаю, - пробормотал Перси, смотря на раковину в руках. Его пальцы очерчивали контуры раковины, чувствительные кончики пальцев ощущали грубую неровную поверхность. Он пожал плечами. – Не думаю, что я смогу находиться рядом с ним.

- Ты давно его ненавидишь, я понимаю, - сказал Гроувер. – Я тоже. Как и многие из нас. Учитывая то, через что он заставил нас пройти, это естественно. Но все согласились дать ему еще один шанс. Мы должны держаться этого.

- Я знаю.

Оба замолчали. Перси продолжал смотреть на раковину, играя с ней, вертя в руках. Гроувер достал из рюкзака пустую банку из-под Маунтин Дью и начал жевать ее, откусывая куски алюминия и разглядывая мелькающий за окном пейзаж. Дело шло к вечеру, и они приближались к лагерю. Через некоторое время они оказались перед узкой тропинкой. Вдали, за холмом, Перси даже мог видеть спину дракона, охранявшего вход в лагерь. Дракон спал под деревом, которым однажды была Талия, дочь Зевса, ныне старшая охотница Артемиды.

Перси открыл дверцу и вылез из машины, прихватив лежавший на полу рюкзак. Он захлопнул дверь и повернулся к водительскому окну, откуда ему улыбалась мать. Перси наклонился, быстро поцеловав Салли в щеку.

- Пока, мам, - сказал он. – Будь осторожна. Увидимся в августе.

Салли кивнула.

- Пока, дорогой. Не влипай в неприятности, - она помахала на прощание Гроуверу, когда сатир проходил перед машиной, и снова повернулась к сыну. – Пол и я будем ждать звонка.

- Да, я знаю, - сказал ей Перси и помахал рукой, направляясь к холму. – Пока!

Салли наблюдала, как Перси и Гроувер быстро взбираются на холм, пока оба не исчезли за границей лагеря. Она завела двигатель и вывернула обратно на дорогу к дому.

Гроувер не шутил, когда сказал, что Лагерь полукровок изменился. Перси видел начало перестройки лагеря, когда новые домики еще только начинали строиться. Вдобавок к изначальным двенадцати домикам Олимпийцев прибавились еще несколько домиков хтонических богов, которые не обитали на Олимпе. Домиков Хтонийцев было, по крайней мере, в два раза больше, чем домиков Олимпийцев.

Среди новых домиков Перси узнал домик детей Гекаты, богини ночи и колдовства. Большинство, если не все, дети Гекаты были девочками, ведь Геката была широко известна как богиня ведьм. Домик Гекаты был построен из камня, испещренного магическими словами. И перед ним вокруг костра сидела группа девочек-подростков, взявшихся за руки, образовывая круг, их губы шевелились, произнося магические слова. Самая старшая девочка, ей было, по крайней мере, семнадцать или восемнадцать, руководила группой. Ее черные короткие волосы и темные глаза выделялись на фоне молочно-смуглой кожи. На ней были шорты цвета хаки и оранжевая футболка Лагеря полукровок, спутанный клубок ожерелий на шее и множество браслетов на обоих запястьях. Ее ноги были босы и перемазаны грязью.

- Это Тайен, - сказал Гроувер, шедший рядом с Перси, – вожатая домика Гекаты. Она ничего, хотя и немного угрюма.

- А, - пробормотал Перси, отворачиваясь от домика Гекаты. Он миновал остальные домики, бросая на них мимолетный взгляд, вполуха слушая Гроувера, рассказывавшего, какому богу или богине какой домик принадлежал.

Вскоре они добрались до третьего домика, домика Посейдона, пристанища Перси. Перси остановился перед домиком, позволив рюкзаку соскользнуть с плеча. Он повернулся к Гроуверу.

- Что ж, увидимся позже? – спросил он. – Или ты занят сейчас, будучи Повелителем Природы?

Гроувер, еще не до конца привыкший к своему новому титулу, пожал плечами.

- Я буду неподалеку, - ответил он. – У меня есть тут кое-какая работа, но я буду поблизости до зимнего солнцестояния. Я думаю идти на запад. Там тоже надо кое-то сделать.

Перси кивнул.

- Спасать природу, одного сатира за раз.

- Ага.

- Хорошо, - сказал Перси, берясь за дверную ручку домика. – Я пока пойду распакуюсь.

Гроувер повернулся.

- Увидимся, Перси.

После того, как Гроувер ушел, Персви повернул ручку и открыл дверь домика. Вошел внутрь и огляделся. Немногое изменилось тут. Все еще журчал фонтан в углу, бесконечный туман плясал в воздухе. Его койка была заправлена, как он ее и оставил. Домик был большим и довольно пустым, но это все-таки был дом. Перси шагнул к своей койке и, только подойдя ближе, заметил, что на соседней койке кто-то был.

Он удивленно повернулся к койке: он так привык быть единственным ребенком Посейдона, что не ожидал увидеть здесь кого-нибудь. Возможно, Посейдон не шутил, когда упомянул в прошлом году, что пришлет к нему еще братьев-сестер. Перси подошел ближе.

Девочке, скорее всего, было не больше двенадцати, столько же было самому Перси, когда он в первый раз прибыл в лагерь. Она лежала на койке, забывшись послеполуденным сном. У девочки были длинные черные волосы, собранные в хвост, рассыпавшийся, пока она ворочалась во сне. У нее была смуглая кожа, будто она происходила из какой-нибудь страны Среднего Востока. Девочка что-то пробормотала во сне, прежде чем открыть глаза, будто она бессознательно почувствовала, что Перси склонился над ней. Она вскочила и удивленно уставилась на Перси широко раскрытыми глазами.

- Эй, успокойся! – сказал Перси, поднимая руки, чтобы показать ей, что не причинит вреда. – Я Перси Джексон. Я тут живу.

Девочка нахмурила лоб, темными глазами разглядывая Перси.

- Ты… сын Посейдона? – спросила она с трудом, у нее был сильный акцент.

Перси кивнул.

- Да. А раз ты здесь, это означает, что ты дочь Посейдона.

Девочка кивнула ему.

- Я Алима, дочь Посейдона, - Алима посмотрела на него. – Ты мой брат?

- Вроде того, - ответил Перси, мягко улыбаясь ей. Он был довлен, у него раньше не было сестер, а потому встреча с Алимой стала приятным сюрпризом. – Этим летом мы познакомимся с тобой поближе.

Алима смущенно улыбнулась в ответ.

- Мне бы очень хотелось этого, брат.

Поговорив с Алимой еще немного, Перси подошел к своей койке и стал распаковывать вещи. Он положил раковину, которую подарил ему Тайсон, на прикроватный столик, пристроив таким образом, чтобы она не каталась по деревянной поверхности. Рядом Перси поставил фотографию с рождественских каникул, которые он провел с матерью и отчимом. Это была хорошая фотография, она напоминала ему обо всей его семье. Снимок был сделан на пляже, где Перси был ближе всего к своему отцу и сводному брату. Он почти представлял себе Посейдона и Тайсона далекими фигурами в океане.

Алима, раз уж она проснулась, выбралась из постели и принялась наводить порядок вокруг койки. Перси наблюдал, как она заправила кровать и подбрала жезл, лежавший на полу. Концы четырехфутового жезла были окованы небесной бронзой. В глаза бросалось, как ловко Алима с ним управляется, скорее всего, это было ее оружие. Перси даже задался вопросом, сколько Алима уже пользуется этим жезлом: он был заметно потерт, на наконечниках из небесной бронзы образовались вмятины, а металл потускнел в тех местах, где Алима сжимала пальцы.

- И как давно ты здесь? – спросил Перси.

Алима не смотрела на него, продолжая уборку, она подняла носки, брошенные на пол.

- Оливер, сатир, который нашел меня, привез меня сюда в ноябре.

- А твоя мама? Ты ездила к ней на каникулы?

Алима долго молчала. Перси подумал, что он, похоже, задел больное место. Не так уж редко полукровки теряли своих смертных родителей из-за атак монстров или их выставляли из дому из-за того, что рядом с ними было очень опасно. У Алимы тоже могло больше не быть матери.

- Моя мама счастлива с мужем и их детьми, - мягко сказала Алима. – Он не слишком-то радовался мне и не хотел, чтобы я оставалась в его доме. Мама отослала меня потому, что хотела, чтобы ее муж был счастлив.

- Ох, - Перси замолчал, уже сожалея, что спросил. Ему было жаль, что Алима осталась одна. – Извини, - сказал он. – Я не хотел расстраивать тебя.

Алима покачала головой и повернулась к нему.

- Я не расстроилась. Потому, что мама отослала меня, Оливер смог меня найти и привести сюда. Я счастлива здесь, - она улыбнулась. – Здесь у меня есть друзья, а теперь есть и брат.

Перси улыбнулся ей в ответ.

- Ага.

- У нас получится хорошая семья, Перси, - сказала Алима. – Ты и я. И много наших двоюродных братьев и сестер.

Перси был рад, что Алима рассказала ему, что счастлива. Это напомнило ему его первый год в Лагере полукровок, когда он обнаружил свою огромную семью и почувствовал, что связан с другими обитателями лагеря. Это место, Лагерь полукровок, было настоящим домом. Все здесь, как сказала Алима, были одной семьей. Они не всегда ладили, как например Перси с детьми Ареса, но когда дело принимало дурной оборот, они были сплоченной семьей.

- Думаю, это будет замечательное лето, - усмехнулся Перси.


@темы: фанфикшен, слэш, Перси Джексон

URL
Комментарии
2010-11-05 в 14:48 

Мечтатель Сашка
У всех людей есть крылья. В черепе на клиновидной кости
Деймос, я тебя обожаю. И я жду продолжения. И тебе полезно, и другим приятно)

2010-11-24 в 23:19 

все-таки этот фф мне ужасно нравится))
спасибо, Деймос))) :kiss:

   

Gripping Stories

главная