Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:08 

Властелин Колец

Загружу по полной
Название: Я иду за тобой
Автор: Ensen
Бета: Деймос
Рейтинг: нет... в любом случае, не выше чем у ВК
Размер: средний мини
Пейринг: вообразить можно
Жанр: General
Отказ: Ну, если Крис Толкиен подарит мне права на произведение, то все мое.
Фэндом: Властелин Колец
Комментарии: тапки принимаются, а вот армейские ботинки можете оставить себе. И, да, я знаю - я не умею писать фики.
Предупреждения: бредю
Статус: Закончен

Отряд потрепанных Хранителей под предводительством Гэндальфа уже почти сутки пробирался по лабиринтам Мории. Тяжелые, хотя и высокие, потолки давили, заставляя забыть обо всем, вызывая желание поскорее вырваться из казематов. Нет блистательного города гномов – лишь заброшенные звонкие коридоры, в которых эхом отражается сопение хоббитов, легкое шарканье ног Гэндальфа, бряцанье кольчуг людей и громом - тяжелая поступь гнома. Лишь движения эльфа сливались с шепотом камней.
Наверное, усталость и перенесенные испытания притупили чутье Следопыта, иначе он бы уже давно обнаружил, что их преследуют. Леголас смотрел вперед, наверх, по сторонам, пытаясь вовремя углядеть притаившуюся опасность, а обернись он назад, то, наверняка, сумел бы разглядеть в сгустившейся тьме силуэты преследователей. Нет, они не были похожи угловатую, ломанную фигуру Горлума, чьи круглые глаза иногда светились из темноты. Еще двое куда более опасных существ – будь они настроены враждебно, - шли по пятам Братства.
Вот и сейчас, занятые проделкой Пина, вздумавшего измерить глубину колодца, Хранители не заметили, как от массивных дверей зала отделилась тень и скользнула в соседний коридор.
- Они остановились на ночлег, - шепнул мужской мелодичный голос второй тени, устало привалившейся к стене.
- Хорош ночлег… тут вечная ночь.
- Да не придирайся ты! Давай лучше тоже отдохнем и поедим, - разведчик принялся развязывать шнурки своего заплечного мешка. Но судя по всему, они запутались, и, провозившись с пару минут, он раздраженно произнес: - Может, соизволишь дать немного света?
Легкое движение, и показался сгусток звездного сияния, зажатый в тонких пальцах.
- Так-то лучше! – распутывание шнурков продолжилось. Вскоре из мешка появились лембас, сушеные фрукты и фляжка со здравуром.
- Будешь? – он протянул завернутую в листья лепешку своему спутнику и осекся, заглянув ему в лицо.
Звездный свет всполохами бронзы играл на длинных волосах, свободно спадавших на спину, тускло отражался от потемневших глаз. Бледные губы были плотно сжаты, заострившееся за время их путешествия лицо превратилось в маску.
- Скажи мне, Эльхвен, зачем ты пустилась в этот путь? Тут…
- Не место для меня, да? – она скривила губы, но ее голос дрогнул.
- Нет, но….
- Не надо оправданий, Роменгил. Не надо… - едва слышно прошептала девушка. – Я разрушила все мосты и мне осталась только эта дорога.
Юноша обиженно замолчал, вгрызаясь в лембас.

* * *

Какой-то шум вырывал его из того забытья, что эльфы зовут сном. Высокий свистящий звук рога вконец разбил наваждение, потирая глаза, Роменгил сел на кровати и прислушался. Сквозь тонкие стены его жилища доносились крики, звон оружия и остервенелое рычанье. На мгновенье юноша замер: слишком знакомым за последнее время стало это рычание… орки!
Эльф поспешно оделся и, схватив свое оружие, выбежал из дома. Едва он оказался под открытым небом, как что-то пролетело мимо его виска, задев серебристые волосы. Среди домов лихолесских эльфов шло ожесточенное сражение. Толпа орков, рыча и ругаясь на своем языке, наседала на лесной народ, тесня их вглубь селения. Хлопали двери, и гарнизону на помощь спешили пробудившиеся жители, вооруженные мечами.
Недолго размышляя, Роменгил спрыгнул с крыльца своего дома, попутно отсекая голову какому-то орку, готовившемуся добить эльфийского воина. Рывком поставив спасенного на ноги, юноша тут же парировал удар очередного урода и нанес ответный. Все вертелось и кружилось в раскаленном пламени битвы. Роменгил уже почти не сознавал, где он и что собственно происходит, ясным оставалось только то, что вокруг были враги и их нужно убивать. Меч эльфа мелькал с невообразимой быстротой, несмотря на то, что руки ломило от усталости, а мокрая от черной орочьей крови рукоять скользила в пальцах.
Суставы трещали от напряжения, когда юноша блокировал удар особенно крупного орка. Противник оказался силен как тролль и, прежде чем Роменгил понял, что произошло, он уже кубарем катился по земле, отброшенный будто игрушка. Пока оглушенный эльф приходил в себя, кто-то довольно грубо оттащил его в сторону. В голове шумело, а мир перед глазами еще кружился, но воин знал, что сейчас не время отлеживаться. Поднявшись на нетвердые ноги, эльф обнаружил, что дело плохо: несколько крупных орков теснили сына владыки.
Подхватив чей-то меч – свой он уже успел потерять, - юноша отточенными движениями уложил еще парочку орков, настойчиво прорубаясь к Леголасу. Царевич уже порядком устал, но мужество, с которым он сражался, разжигало в Роменгиле второе дыхание. С громким кличем, он в несколько секунд расправился с орком, который едва было не нанес сыну Трандуила смертельный удар. Благодарно улыбнувшись своему спасителю, Леголас перевязал услужливо протянутым шнурком раненную руку, и они, стоя спиной к спине, обратили свои клинки против нападавших.
Роменгил не мог бы сказать, сколько длилось сражение, да и как-то упустил тот момент, когда все закончилось. Просто вдруг все живые орки кончились. Эльфы победили. Но, не смотря на это, беспокойства в селении продолжались, оказалось, что, воспользовавшись неразберихой, удрал Горлум. Через несколько часов едва отдохнувший и подлеченный Роменгил несся следом за Леголасом, спешащим доставить весть в Ривендел.

* * *

Юноша судорожно вздохнул, вспоминая ту бешеную скачку наперегонки с ветром. Когда они достигли Ривендела, он был уже едва в состоянии шевелиться, но все-таки это было куда приятнее, чем брести по этим бесконечным темным коридорам. И почему только Леголас, всегда такой рассудительный, вдруг ввязался в это дело? В какое дело? Роменгил и сам не знал. Просто после Совета царевич подошел к нему и велел возвращаться в Лихолесье. Без него.
Промучившись бессонницей полночи, юноша принял решение – он идет следом. Это же ведь просто сумасшествие путешествовать вместе с людьми. Ну ладно бы просто с людьми, но тут ведь был еще и ГНОМ! И эти… как их… хоббиты. Подозрительный народец. Конечно, с ними еще истари. Но он один, а этих много. Потому Роменгил решил опекать Леголаса хотя бы издали. Не то, чтобы он считал, что царевич сам за себя не постоит, но…
На второй день пути от Ривенделла выяснилось, что не он один увязался за Отрядом. Однако как-то больно неумело прятался преследователь, Роменгилу не составило труда поймать его. Впрочем, когда с прижатого к земле злоумышленника удалось стянуть капюшон, им оказалась эльфийка. Вроде бы он видел ее при дворе владыки Элронда, но не поручился бы. Конечно, можно связать эту женщину и оставить где-нибудь на дороге, но это было бы слишком по-человечески. Хоть она и не соизволила объяснить, зачем ей понадобилось следовать за Хранителями, но в ее взгляде светилась такая решимость, что юноше стало ясно: она все равно пойдет дальше, несмотря на все опасности, которые могут подстерегать ее на пути. Эльф отдавал себе отчет в том, что это путешествие будет не простым и не мог позволить Эльхвен идти в одиночку.
Так или иначе, теперь они вдвоем следовали за Отрядом. Искусства Роменгила выслеживать и прятаться хватало на них обоих, по крайней мере, их до сих пор не обнаружили. Правда, трудновато пришлось во время восхождения на Карадрас. Женщина, выбивавшаяся из сил на равнине, совсем еле плелась по горам. В какой-то момент Роменгил испугался, что они потеряют Отряд: метель была настолько сильна, что след заносило быстро. Однако его опасения оказались напрасны: Хранители повернули обратно, и паре эльфов, которым сугробы были не помеха, с легкостью удалось спуститься в долину Остранны вперед медлительных людей.
Эта бесполезная трата сил настолько утомила Эльхвен, что некоторое время ее приходилось почти тащить на руках. Впрочем, вскоре оказалось, что она не настолько бесполезна. В одну из ночей напали волколаки. Роменгил уже израсходовал почти все стрелы, – как же много было этих тварей! – когда пришедшая в себя Эльхвен сумела отогнать их. Ее флейта не смогла побороть волю Карадраса, да и согреть она не могла, зато на волков, пусть они и оборотни, подействовала просто замечательно. Роменгил даже смог броситься на помощь Леголасу, впрочем, это был уже ни к чему – иметь в спутниках истари что-нибудь да значит.
До сих пор путешествие складывалось достаточно удачно – Роменгил ничего не знал о проблемах с выбором пути, которые возникали у Братства, - но то место, куда они спустились теперь, ни капельки не нравилось ни юноше, ни его спутнице. Неприятности начались еще на входе. Сначала Отряд долго топтался у монолитной стены. Затаившиеся среди скал эльфы уже успели основательно продрогнуть, когда Гендальф наконец-то разгадал заклинание, открывающее Врата.
Но едва Хранители ступили в открывшийся ход, как темная безжизненная вода в озере вспучилась множеством щупалец, захватив одного из этих самых хоббитов. Особо долго не раздумывая, эльфы схватились за луки – по пути Роменгил учил Эльхвен этой премудрости, - и принялись расстреливать монстра. Не отпуская свою добычу, чудовище попыталось смахнуть со скал тех, кто посылали острые иглы, жалящие его щупальца. Опытный Роменгил успевал вовремя укрыться за обломками скал, и каждый раз щупальце проносилось высоко над его головой, но юноша забыл, что Эльхвен впервые в бою. А когда спохватился, девушка, брыкаясь, уже висела в воздухе.
Помянув Врага нехорошими словами, Роменгил закинул свой лук за спину и сделал одну из самых безумных вещей в своей жизни – прыгнул на извивающееся щупальце, собиравшееся уволочь под воду его спутницу. Ладони эльфа скользили по склизкой коже монстра, юноша понимал, что долго ему не удержаться. Выхватив клинок из ножен, он изо всех сил рубанул змееподобный отросток. Недорубленное щупальце скорчилось в судороге, настолько сильной, что юноша не удержался и плюхнулся на мелководье. Ослабевшая хваталка не могла больше удерживать извивающуюся всем телом девушку, и через несколько она составила компанию Роменгилу в вонючей воде.
Судя по всему, хоббита тоже отбили, а потому покрытые синяками эльфы кинулись ко Вратам, которые пыталось закрыть чудовище. Они едва успели проскочить прежде, чем тяжелые створки захлопнулись. К их облегчению, Гэндальф стоял к ним боком, подгоняя своих спутников, он отвлекся всего на несколько мгновений, но этого хватило, чтобы эльфы умудрились юркнуть в тень и накрыться волшебными плащами.
Так начался их путь во тьме.

* * *

Все это пришло на память Роменгилу, пока он жевал лембас и кидал угрюмые взгляды на свою спутницу, вертевшую в руках сияющую подвеску.
- А ты? Зачем ты делаешь это? – вдруг спросила девушка.
Юноша едва не подавился лембас, впервые за их совместное путешествие Эльхвен спросила об этом. Задумчиво дожевав кусочек лепешки и запив его глотком здравура, эльф, наконец, ответил:
- Потому, что это мой долг.
- Твой долг? Как вору красться следом? – Эльхвен удивленно посмотрела на него, но света, лившегося из его рук, не хватало, чтобы разглядеть выражения его лица.
Зато Роменгил прекрасно видел ее.
- Мой долг беречь нашего царевича, Леголаса.
- А хочется ли ему, чтобы его берегли?
- Хочется ему или нет – долг есть долг, - заметил Роменгил, распаляясь.
Озвучив этот ответ вслух, он и сам понял, что ведь и в правду – не зачем было ему преследовать Отряд. Он прекрасно знал, на что способен Леголас, да и спутники, судя по всему, у него были бывалые. Юноша покраснел, замолчав, но в темноте этого не было видно.
- Но это ведь опасно! Ты можешь умереть, - заметила Эльхвен.
- Умереть, защищая его – мой долг, - хмуро повторил эльф, не понимая, к чему она клонит.
Молчание затягивалось. Роменгил ждал продолжения расспросов, но она молчала, погрузившись в свои мысли. Ее лицо в звездном свете казалось еще более хмурым и осунувшимся.
«Наверное, она просто устала», - подумал юноша.
- Ложись, я подежурю, - велел он.
- Нет, - она упрямо помотала головой. – Дежурить буду я, все равно не уснуть.
Еще раз взглянув на нее, Роменгил понял, что спорить бесполезно и лег, закутавшись в одеяло. Через несколько мгновений он спал. Эльхвен искоса посмотрела на своего спутника и улыбнулась в темноту. Все-таки отчасти они были похожи. Оба пустились в путь ради какой-то призрачной цели, не совсем понятной им обоим. Однако в отличие от нее Роменгил был уверен в своем решении и, не задумываясь, был готов рисковать. А она… она уже не знала, ради чего пустилась в путь.
Долетевшие из соседней залы обрывки слов оповестили Роменгила, сменившего Эльхвен на посту, о том, что Хранители пробудились и скоро снова продолжат путь. Не медля ни минуты, эльф растолкал девушку, и они, поев в полном молчании, собрали свои пожитки.
Опять тянулись длинные мрачные коридоры, в которых не было ни души. Эльфы шли молча даже не из желания не выдать себя, а просто потому, что не хотелось говорить. Да и не о чем. Они были просто путниками, которым волею валар выпал один путь. Пару раз за этот день они замечали светящиеся глаза Горлума, каждый раз злой Роменгил пробовал поймать его, но напрасно: это существо оказалось настолько проворным и цепким, что даже гибкому юноше было не угнаться за ним.
От нескончаемого однообразия гномьего города, эльфам стало уже казаться, что они вечность бродят среди этих унылых стен, а деревья, солнце, трава, цветы – это просто воспоминания об очень ярком и прекрасном сне. Оба задыхались в этих стенах, и даже проносившееся порой прохладное дуновение не приносило облегчения.
Когда Эльхвен стало казаться, что больше она не сможет ступить ни шагу, Роменгил, шедший чуть впереди, сообщил, что Хранители снова устроили отдых. Растирая уставшие ноги, Эльхвен снова начала сомневаться, что ей по силу одолеть это путешествие, да и цель стала казаться ей еще более призрачной, чем вчера.
- Почему ты так оберегаешь его? – вдруг спросила эльфийка, когда они ели свой легкий ужин.
- Хм, это долгая история, - заметил Роменгил, сразу поняв, кого она имела в виду.
- Как раз хватит, чтобы скоротать кусочек ночи.
- Ты когда-нибудь была в Лихолесьи? – поинтересовался юноша, но все же дождался ответа, хотя и знал, что вопрос, скорее, риторический. – Опасно там в последнее время стало – много орков, троллей и огромных пауков. Тьма заслонила наши земли уже давно. Лихолесские эльфы с раннего возраста учатся противостоять ей, но не всегда все получается так, как мы хотим. Однажды несколько девушек пошли за лечебными травами, – опять недавно произошла стычка с орками, и было много раненных, - прошло несколько дней, но они не вернулись. И это было странно, ведь в той стороне все было спокойно. И мы пошли искать их. На это ушло много времени, но у нас получилось напасть на их след, и вскоре мы оказались на поляне, где на них напали. Трава была залита кровью, да пахло смертью. Однако ничего не могло нам подсказать, что же случилось. Мы искали, выискивали, пока вдруг не раздался пронзительный вопль. Нечто огромное, величиной с дракона, с кожистыми крыльями и длинной змееподобной шеей бросилось на нас сверху. Его когтистая лапа уже схватила меня, когда Леголас бесстрашно бросился вперед и перерубил несколько пальцев коротким кинжалом. Если бы не он, та тварь наверняка прикончила бы меня, а так мне остались на память только шрамы.
- И ты хочешь отплатить ему тем же? – поняла девушка.
- Да, мы не раз уже спасали друг другу жизни, и когда все это затеялось… я просто не мог не поехать за ним. Если с ним что-нибудь случится, ввек себе этого не прощу.
- Так ты идешь за ним ради него? Или все-таки ради себя?
Роменгил на мгновение нахмурился, ища скрытый смысл в ее словах, а потом лишь беспечно пожал плечами:
- А какая разница? Как бы там ни было, я хочу просто помочь ему. А кому от этого будет больше пользы – это уж и не важно. Мосты рухнули, помнишь?
Эльхвен снова помрачнела. Нет, все-таки она ошибалась, думая, что они похожи. Роменгил знал, что он может помочь, что не будет лишним, а остальное было не важно. Она же пустилась в это путешествие из чисто эгоистических соображений. Ей хотелось получить то, что принадлежало не ей. В Ривенделе она не могла получить это так просто, здесь, конечно, это было тоже нелегко, но дома – просто невозможно. Она пошла за ним, думая только о себе, и… не приблизившись ни на шаг к своей цели, она стала обузой для Роменгила, случайно попавшегося ей на пути.
Эльфийка тяжело вздохнула, пожалев, что теперь нет обратного пути. Иначе она бы просто вернулась обратно, в Ривендел, к той вечно спокойной эльфийской жизни, которая перестала быть спокойной с появлением этого мужчины. Но может теперь удастся начать заново?
От невеселых мыслей Эльхвен почти не разговаривала, когда они снова двинулись в путь. Роменгил окончательно убедился, что что-то тут не чисто, но не решался прервать ее задумчивость. В этот раз они шли медленнее, чем обычно – Хранители то и дело останавливались, и Роменгилу приходилось идти еще осторожнее, чтобы не подойти слишком близко.
Вдруг впереди показался свет, юноша подумал было, что все закончилось и они добрались до выхода, но это оказался лишь очередной чертог, в котором, ради разнообразия, все-таки было окно. И вот в этом-то чертоге Хранители задержались надолго. Слышались горестные восклицания и хмурые, отрывистые слова гнома.
Роменгил не понимал, отчего они так задержались, после того, как юноша увидел свет, ему захотелось еще отчаяннее выбраться на поверхность, где над головой бездонный свод, а под ногами шелковистый ковер травы. Это желание жгло настолько сильно, что он уже был готов выйти из очередного убежища, где они с Эльхвен затаились, и попросить Гэндальфа наконец вывести их отсюда.
Но когда он уже сделал шаг к двери, все подземелье вздрогнуло до самого основания. Где-то с потолка упало несколько мелких камней, Эльхвен, которая перелезала через обломки чего-то, служившие им убежищем, не удержалась на ногах. Протяжный вибрирующий рокот прокатился по коридору, сердце на мгновение остановилось и забилось чаще.
Под раскаты огромного барабана что-то приближалось им на встречу.
Лицо Эльхвен побелело, Роменгил мог видеть это даже в тусклом свете, сочившимся из соседней залы. Юноша подозревал, что и сам выглядит не лучше. Еще раз дрогнули стены, пронзительный звук рога когтями рвал душу.
- Орки! – выдохнул Роменгил.
- И что нам теперь делать? – едва слышно спросила Эльхвен, расслышав топот бесчисленного количества ног.
- Драться, - решительно заявил юноша, получив в ответ взгляд, явно говоривший, что девушка считает его сумасшедшим.
- Отступаем через восточную дверь! – донеслась до эльфов зычная команда Арагорна.
От звука его голоса Эльхвен вздрогнула, но Роменгил этого не заметил, подыскивая удобную позицию.
- Сюда, - позвал он, девушку указав ей на небольшое возвышение, некогда служившее колонной. - Сейчас ты залезешь туда и будешь стрелять в них сверху.
- А ты?
- Я буду там, - он махнул рукой в завал плит неподалеку. – Давай, - он подставил ей руки.
- Но они уйдут через вторую дверь… - пыталась протестовать эльфийка, нервно наблюдая, как дверь в чертог закрывается.
- Мы поможем им выиграть время, - не задумываясь, отозвался Ромэнгил. – Давай уже.
Эльхвен послушно ступила на импровизированную лесенку и с помощью юноши вскарабкалась на обрубок колонны. Он был достаточно широк, чтобы на нем можно было расположиться, правда, для этого девушке пришлось скинуть несколько крупных обломков вниз.
- Эй, ты что делаешь? – возмутился Ромэнгил, на плечо которого прилетел один из обломков помельче.
- Извини, - пожала плечами Эльхвен, беря лук наизготовку.
Потиравший ушибленное плечо эльф едва успел скользнуть в свое укрытие, когда с воплями и бормотанием в коридор высыпали орки. Девушка вздрогнула от омерзения, когда увидела этих созданий. С ними шли еще несколько существ, абсолютно незнакомых эльфийке, однако серебристые волосы Роменгила едва ли не встали дыбом – в соратниках орков он узнал урхов и даже троллей.
Дверь чертога приоткрылась, и из-за нее послышался голос исстари:
- Кто нарушает покой Балина, властителя Мории?
От этих слов Роменгилу стало совсем худо. Так это Мория?! Знай он заранее, ни за что бы сюда не полез. Даже за Леголасом. Эльхвен ничего не знала о Мории, но даже само название таило в себе опасность. Она изо всех сил пыталась унять дрожь, настолько сильную, что ее руки не могли удержать даже лук. Хохот орков зарокотал под сводами, и последние капли решимости оставили эльфийку.
Яркий свет, вырвавшийся из жезла мага на мгновение ослепил, но едва орки опомнились, как рой стрел вонзился в дверь, за которой скрылся Гэндальф. Это стало сигналом для Роменгила, выпуская стрелу за стрелой, он принялся сокращать поголовье орков, рвущихся в двери чертога.
Как ни тупы были орки, но все же через некоторое время до них дошло, что стрелы летят откуда-то с боку, и часть отряда принялась теснить неосторожно высунувшегося эльфа. Эльхвен со своего насеста видела, как юноша оставил лук и принялся отбиваться от уродов мечом.
- Роменгил! – звонко крикнула она, предупреждая об опасности: один из орков заходил сзади, а эльф, казалось, не замечал его, сражаясь еще с двумя.
Дрожащими руками она наложила стрелу на тетиву и выстрелила. Стрела ударилась о стену и рикошетом задела доспех эльфа, юноша обернулся и успел вовремя заметить наступавшего со спины орка. Двери чертога поддались под напором врагов, и Роменгил услышал, как битва разгорелась и там. Юноша бешено отбивался от наседавшего полчища, в душе моля валар, что бы они позволили Леголасу выбраться из передряги живым.
То и дело пролетали эльфийские стрелы, но редкая попадала в цель, зато они вносили еще больше сумятицы. Роменгил ловко протискивался между орками, прежде чем они успевали понять, в чем дело, а когда понимали, кидались следом, налетали на других, и образовывалась полная неразбериха, позволившая юноше незаметно юркнуть в относительно безопасное укрытие. Правда, эльфийский воин понимал, что это ненадолго.
- Гхаш! Гхаш! – вдруг закричали орки, прижимаясь к стенам.
Казалось, что они забыли про эльфа, опасаясь чего-то другого. Середина зала очистилась, и Роменгил увидел колчан со стрелами, лежащий у основания колонны, юноша перевел взгляд выше и не обнаружил на ней Эльхвен. Девушка пропала. Не взирая на то, что высовываться было опасно, эльф бросился к колонне и подобрал колчан, чуть дальше обнаружился и лук.
- Роменгиииииил! – донесся до него крик, переходящий в визг.
Юноша проворно залез на следующую полуразрушенную колонну и увидел, как пара урхов тащит девушку вглубь Мории. Тяжело дыша, эльф колебался. Леголас со своими спутниками уходил на восток, эльфийку увлекали в противоположном направлении. Роменгил знал, что он должен идти за Леголасом, но и оставить в беде Эльхвен он не мог.
Или…
С тяжелым сердцем глянув в сторону двери, куда все еще пихались торопящиеся убраться с дороги орки, Роменгил спорхнул с колонны и бросился вперед. В конце концов, Леголас был сильным и умелым воином, и его спутники были не промах. У эльфийки же ничего этого не было.
«Я иду за тобой, Эльхвен».
Эльф скрылся в боковом коридоре, а спустя пару мгновений в зал вошел, сжигая на своем пути замешкавшихся орков, балрог. Пламя Удуна, грозно сверкая и оплавляя камни, продвигалось вперед. Скоро он расколет в крошево закрытую Гэндальфом дверь. Увлечет исстари в пропасть.
И тогда рухнет последний мост.

@темы: джен, Властелин колец

URL
Комментарии
2010-10-02 в 13:25 

Мечтатель Сашка
У всех людей есть крылья. В черепе на клиновидной кости
Автор: Ensen
Бета: Деймос

Умилило.

А я это помню...

2010-10-02 в 13:26 

Каждый дурак знает, что до звезд не достать, а умные, не обращая внимания на дураков, пытаются.
Темный ангел огня ну а кого еще указывать?

Еще б ты не помнил. Мой единственный фик.

2010-10-04 в 19:00 

ха!
а я помню, как требовала продолжение)))

2010-10-05 в 07:07 

Загружу по полной
I am Di. ))))))))))

URL
   

Gripping Stories

главная